Вайтпилл: Будущее Национального Движения

Все уже давно знают про красные таблетки и синие таблетки благодаря фильму “Матрица”. Но также есть понятие черной таблетки (блэкпилл). Этот термин впервые появился на блоге инцела Omega Virgin Revolt, но с тех пор – естественно – переместился в /pol/ и американский альт райт дискурс. Блэкпилл – это состояние перманентного пессимизма по поводу перспектив национализма, будущее белой расы, и этики в игровой журналистике. Но а белая таблетка (вайтпилл) – это наоборот, состояние умеренного оптимизма.

Так вот, на последнем стриме ЦАРЬ-Геймер, я сообразил, что я – оптимист. И буду рад поделится своими вайтпиллами.

В общем-то я там сказал все, что я хотел сказать.

Обсуждать конкретные действия публично – глупо и бесполезно, по (я надеюсь) очевидным причинам.

На данный момент, лезть в политику – тоже бесполезно, по не менее очевидным причинам.

Остается только бороться за “культурную гегемонию” – продолжать писать статьи, делать контент, развивать национальное самосознание.

То есть заниматься тем, чем многие из нас уже давно занимаются (в том числе, Спутник и Погром).

Условия для этого вполне приемлемы. Если Антонио Грамши мог писать свои опусы про “органических интеллектуалов” из тюрьмы в Италии Муссолини, если либеральная интеллигенция смогла подложить мины замедленного действия под СССР через подпольный самиздат, если те же большевики начертили мрачное будущее для России из Лондона и царских каторгах, то нам ныть по этому поводу в мире интернета – на каком-то уровне просто жалко.

Но речь не об этом.

Давайте поговорим о среднесрочных перспективах РФ.

Путин, конечно, не вечен. Благодаря присоединении Крыма к России, рейтинг Путина повысился от 60% (при которых были стотысячные протесты в Москве) до 80%, где он и находился до недавней пенсионной реформы. А вот не присоединил бы Крым, как хотели некоторые элементы российской элиты – Михаил Зыгарь писал в своей книге, что Шойгу был против – то было бы полное и унизительное поражение на Украине, да и не было бы внешнего врага, на которого можно было бы свалить рецессию (ведь она произошла почти исключительно благодаря падению цен на нефть, а не санкциям). Рейтинг Путина к выборам в 2018 году был бы но уж точно не выше 40% – а в авторитарном режиме, это уже недалеко от “майданных” цифрах.

Но пенсионная реформа показала, что рейтинг Путина в 80% не выгравирована в камне. Более того, можно смело сказать, что преемник Путина не будет иметь того резерва легитимности (“поднял страну с колен”, вернул Крым, и т.д.) как сам Путин, который действительно получил некую ауру “отца нации” после крымских событий. Долгое время были слухи, что преемником будет ничем не примечательный силовик Дюмин; теперь разговоры среди кремлинов вертятся вокруг Дмитрия Патрушева, а это уже тянет на прямой непотизм на самом высоком уровне. По крайней мере, можно более-менее смело предсказать, что преемник будет слабый, зависимый, и нехаризматичный – маловероятно, что путинское окружения будет готова рискнуть, и поставить на другого.

Это безопасно, если внутренняя обстановка будет спокойная. Но у кремлинов мало оснований на это надеяться. К тому времени, путинская система уже просуществует 25 лет, и всякие Сечины, Миллеры, и прочие Ротенберги вряд ли куда денутся – а народ от этих проходимцев уже явно устает (если рейтинги всех институтов власти пошли резко вверх в 2014 году, сегодня только у Путина сохраняется авторитет; в июле 2018 года, рейтинг правительства – 37%; рейтинг Госдумы – 33%; рейтинг Премьер Министра – 31%).

Более того, середина 2020-х также увидит массовый наплыв электромобилей в мировой автопарк, что может привести к окончательному краху цен на нефть. Настоящей диверсификации практически так и не было – количество промышленных роботов на одного работника в России находится на уровне Ирана и Индии. Тем временем, “эффективные менеджеры” вроде Сечина оказались до такой степени эффективные, что с долги Роснефти превышают стоимость самой компании с этого года. Острый экономический кризис через несколько лет – почти неизбежен.

Как именно (пост)путинские кремлины будет реагировать на эти вызовы? Есть две возможности:

  • Снова “откроют” политику, надеясь при этом остаться на плаву, или по крайней мере “договорится” на модели ельцинской “семьи”.
  • Будет интенсификация репрессий, и соответствующий катализ революционных процессов.

Я не знаю какой путь они выберут. Не уверен, что даже Путин пока знает.

Но с точки зрения национального движения, этот вопрос не такой уж и кардинальный.

В любом случае, наша ключевая задача – занять сильнейшие позиции (в идеологическом и интеллектуальном плане) к середине 2020-х.

Да и вообще, почему я об этом рассказываю? У самого Кирилла Нестерова прекрасное видео-эссе об этом:

В целом, я являюсь оптимистом о наших шансах на успех:

(1) Мы не до такой степени потеряли свою страну, как США, Франция, или Швеция (в демографическом плане).

Да, я знаю, [отредактировано] “понаехали”, Москва уже “не русский город”. Приглашаю этих людей посетить Лондон – а потом поговорим про т.н. Москвабад.

(2) Наши либералы глупее и гнуснее, чем на Западе.

Мне Нестерову нечего добавить:

(3) Взгляды русских – уже давно имплицитно этно-националистические.

По результатам European Social Survey Round 8 (2016), в России самые анти-иммиграционные настроения в Европе, за исключением только венгров и чехов.

Больше половины россиян отвечают, что они поддерживают “Россию для русских” в опросах Левада. Только 25% русских являются сторонниками “открытых границ”.

Все эти цифры приводят либералов/совков Эхо Москвы в самый настоящий ужас, и следовательно – дают хороший повод для надежды.

Судя по текущим тенденциям, как внутрироссийских (демографическое истребление коммунистического электората, дискредитация либерализма среди народных масс) так и общеевропейских (иммиграционный кризис и стремительное продвижение “Общества 282” в США и Западной Европе; правая реакция в Италии, Австрии, и странах Вишеград), подоплеки русского национального возрождения усиливаются с каждым годом в путинском политическом “морозильнике.”

Когда политика вернется в РФ, националисты будут в сравнительно сильной позиции, по сравнению как с левыми так и с либералами.

Главное не просрать. Вот и все.


ПС. Один комментатор возразил: “Насчёт либералов – серьезное заблуждение. Большинство образованных людей сочувствуют либералам, даже нашим, по простой причине, что они за свободу. На этом поднялся Навальный и до сих пор популярен.

Да – наиболее образованные русские действительно больше поддерживают либералов. Но это также актуально в США, и практически во всех европейских странах – наиболее образованные слои населения везде голосуют за либералов (примеры: Ле Пен получила ~5% в районе центрального Парижа, где расположен Театр Батаклан; абсолютно аналогичные тенденции прослеживались по отношению к Трампу, АдГ, даже Земану в Чехии).

В принципе, без поддержки умных людей можно обойтись, но результаты будут сомнительными – да и при демократическом строе, скорее всего, неустойчивые. Например, в той же Венгрии “нашего друга” Орбана процветает громадная коррупция, особенно в связи со строительством футбольных стадионов – вот вам классическая “ротенбергщина”. Смогут ли такие “свинско-правые” режимы (как их называет один хорват-неореакционер) сопротивляться,  по крайней мере до того как neoliberalism.txt рухнет (или будет окончательно дискредитирован) после завершения демографической замены коренного населения США и Западной Европы?

Построение устойчивого и компетентного право-националистического режима – вот эта задача куда сложнее, и никто ее пока не решил.

Anatoly Karlin is a transhumanist interested in psychometrics, life extension, UBI, crypto/network states, X risks, and ushering in the Biosingularity.

 

Inventor of Idiot’s Limbo, the Katechon Hypothesis, and Elite Human Capital.

 

Apart from writing booksreviewstravel writing, and sundry blogging, I Tweet at @powerfultakes and run a Substack newsletter.